ObsЁrver
        Обозрение языковой реальности
   
Дмитрий Брисенко

Лоскуток #2

(Сон в летнюю ношть)

 
     

И пока разум мой отдыхал, пришел до меня сон. Сон Страшный, к детям просьба — вслух громко не читать, к взрослым предупреждение — на ношть не смотреть.

-------------------------------------------------

Иду, значит, я в метро, и поезд вдруг прибывает, и никаких тебе люмьеров, все тихо, красноватый свет, спички в ушах, все обычняком. А я у последнего вагона оказался, гляжу, а там — лимоновцы. Такие кренделя, все в ритуальных тужурках, с красноармейскими штыками, с усами, с кепками и даже с Лимоновым на заднем плане, в кожанке такой. И какой-то там вроде даже гроб, весь в красном, с телом чьим-то. А может, и не было гроба, сейчас не помню уже.

Ну и зассал я туда входить. Такой там пир духа, такая дисциплина, никто не шутит, все стоят по-сухенькому, молчат и едут куда-то.

Зашел я в другой вагон, в предпоследний. А диктор говорит: Осторожно, двери закрываются, следующая остановка Террористический Акт.

Двери заехали обратно, поезд побежал, медленно минуты уплывают вдаль встречи с ними ты уже не жди. И как въехал поезд в туннель, начали лимонцы зверничать над гражданским населением из последнего вагона. А мне все видно, я у стекла стоял: как они их бьют, но особенно страшно было, когда один лимонец пожилому дяде штыком в морду начал совать, точно картошку сажал. А дядя кричал, да так, что я в своем вагоне слышал.

Тут я опять зассал и пошел ко второй двери, а потом и к третьей. У четвертой уже была давка. Я подумал, что лимоновки, как нищие, шмыгнут на остановке в наш вагон, с Лимоновым своим и гробом, станут опять тихие, а как поезд в туннель заедет, начнут нас зверски мучать и по-всякому насиловать. Или заколят штыками сразу у двери.

Но когда поезд пришел на платформу, оказалось, что лимонки покинули вагон и смешались с гражданскими пассажирами, и стали при этом на них сильно похожи, что и не отличить. Хрен поймешь, где Лимонфцы, а где кто.

Я, правда, двоих сразу опознал — юношу и девушку — идут себе как ни в чем ни бывало, будто только что не резали никого. А навстречу им идет другой, тот, что дядю с механического завода рессор и шин в лицо штыком заколол. А дядя, кстати, вышел с лицом красным, но здоровым. Это он, понял тут я, кричал, потому что страшно ему стало. Или раны на нем как на собаке — раз, и нету их, ран.

Такой вот сон.


 
8 мая 2001 года

     

Авторы

Сборники

 

© 1999-2022 Студия «Зина дизайн»