ObsЁrver
        Обозрение языковой реальности
   
Дмитрий Брисенко

ПРЯТКИ

Глава из конгломерата, супермодно!

 
     

ГЛАВА 5

Настроение у N было прекрасное: наконец-то наступила весна, снег растаял, и почки набухли. Чуть подогретый воздух навевал приятные мысли, ручьи журчали, их разноголосье проникало сквозь сомкнутые веки, N наконец поднялся со скамьи и зашагал из парка в направлении кинотеатра.

Нарядные улицы были по-весеннему украшены транспарантами, из репродукторов доносились бодрые голоса и смех, блестели на солнце стёкла витрин, повсюду были приветливые лица.

Отстояв возле касс небольшую очередь, N купил билет на дневной сеанс, решив не тратиться на официально прилагаемый к билету лицензионный спецэффект, благо недалеко от кинотеатра, в подворотне, можно было приобрести недорогой китайский аналог.

Укутанный в плащ мужчина, чей возраст невозможно было определить, эмоционально говорил N:

— Молодой человек, неужели все эти годы, когда рушился бетон старых оснований, когда блокбастеры вымирали как динозавры, и сквозь их отполированные миллионами просмотров остовы пробивалась к свету молодая поросль завтрашних мегамувесов, неужели — вы спали? Нет, я не верю, вы не могли сами себя так ограничить, у вас, должно быть, строгая родня, и одноклассники вас не понимают. Подумать только, — воскликнул он, подняв лицо вверх, и N отметил, что глаза у мужчины были пронзительно-оранжевого цвета, — вы до сих пор не пробовали XYZ! Это уже без трёх минут вчерашний день, я дам вам скидку, прекрасную скидку, но дело не в этом, XYZ как раз то, что нужно к ретро-фильмам, это оптимальный стыковочный модуль, он даёт погружение, он вводит вас в фарватер, который прокладывал режиссер, но в силу каких-то обстоятельств, будь то нехватка финансов или таланта, не смог дойти до конца. Вы дойдете за него! XYZ может всё, он покажет вам страсти, настоящие гвинейские страсти, каких вы не найдёте сейчас нигде, он покажет вам карликов ростом с Кавказский хребет, демонов, обманувших солнце, и слесарный инструмент, открывающий тайные двери…

Он говорил очень убедительно, и N согласился. В любом случае, N собирался пойти на ретро-сеанс, ему нравились фильмы конца двадцатого — начала двадцать первого века, N выбрал «Матрицу»; в развлекательном журнале он прочёл рецензию на этот фильм, которую венчал список рекомендуемых спецэффектов, в их числе значился и XYZ. В сдержанной интонации рецензента, в его отрешенном тоне N ощутил могучую и необузданную силу спецэффекта XYZ, его ярость, напор и в то же время кроткую нежность…

N проглотил порошок тут же, в подворотне, так как не хотел обращать на себя внимание охраны кинотеатра. Потом он выпил чашку горячего шоколада, посидел у фонтана и через четверть часа он поднимался по ступеням, что вели в логово киномонстра.

Спецэффекты действуют только на сеансе, вне кинотеатра они совершенно бесполезны — сейчас это знает любой школьник. Еще каких-то десять лет назад спецэффекты были доступны лишь небольшому кругу избранных, элите, но, как и все вещи в этом мире, постепенно распространились широко и стали доступны всем. Были и времена запретов, когда спецэффекты были вне закона, а их распространителей по степени опасности для общества приравняли к фальшивомонетчикам и наркодилерам. Однако те времена благополучно миновали. Теперь необязательно даже ходить на сеанс в кинотеатр, можно самому снять любительский фильм, установив режим съёмки на тот или иной тип спецэффекта, который обеспечит при воспроизведении наиболее полные переживания, такие именно, какие вы испытывали в момент съемок, впрочем, есть и универсальные спецэффекты, более дорогие, способные моделировать разнообразные ощущения, на выбор.

Отличие спецэффекта от наркотика — он не изменяет картину мира, он действует локально и безболезненно, только в отведенный ему промежуток, в определенном месте, он не вызывает привыкания, не встраивается в метаболизм.

Не возбранялось смотреть фильмы «всухую», без спецэффектов, это было уделом широколобых эстетов, маньяков-философов, анархистов и прочей маргинальной публики. Иногда лазейкой «закосить под сухого» пользовались и люди подобные N, у которых не хватало денег на дорогой препарат и они готовы были идти на риск (риск был двойной — некачественный спецэффект и охрана в кинотеатре) и приобретали дешевый самопал.

Конёк XYX — «детальную визуализацию и взрывные стереоэффекты» — N оседлал довольно быстро. Инструкция-вкладыш и рецензент не обманывали зрителя — началась реклама, и N увидел пустоты, мгновенно заполнявшиеся двойными смыслами, кордебалет двадцать пятых кадров, истерические взвизги, вырывающиеся из спокойного баритона диктора, резко ломающийся ритм — реклама как всегда поразила N своей тотальностью, своей упрощающей деловитостью, играющей на подменах и штрафных ударах…

То ли еще будет на сеансе, — у N от этой мысли даже вспотели ладони.

В первые кадры фильма N влетел вместе с мотоциклом, девушкой на нём и стёклами разбитых окон, разинутые рты охранников стремительно приближались, N мгновенно поборол искушение влететь в рот одного из них, растерянного макаронника, чья мать сидела у экрана телевизора с таким же точно открытым ртом и смотрела на происходящее, не понимая, сын ли это, или актёр, N мельком отметил, что родинка у неё на щеке неестественно блестела, впрочем, он тут же забыл об этом, потому что охранники стали стрелять, N повис чуть сзади и сверху девушки, которая была облачена в чёрный облегающий комбинезон, N дал голосовую команду, и на нём оказался точно такой же комбинезон, тем временем девушка справилась с охранниками, на это ушло 3,58 секунды, едва заметный счётчик был вынесен на периферию зрения, а что там за границей кадра, подумал N; тут же он увидел ночной город, огоньки внизу чуть подрагивали, тёплый ветер шумел в деревьях, фары проносящихся автомобилей оставляли в воздухе размытые световые полосы; спецэффект немного барахлит, отметил про себя N, впрочем, пока что он превосходил все ожидания, и N решил не сбрасывать паров, он тут же втиснулся в главный кадр, а там уже вовсю шла любовная сцена, та самая девушка совокуплялась с каким-то персонажем, видимо, главным героем; N вошёл в меню, выбрал опцию «история»; тут же перед ним распахнулась съемочная площадка, он стоял рядом с недовольным режиссёром, который давал команды, потом кричал, потом он вообще куда-то исчез и вместо этого пошли помехи, чёрные и белые полосы, N остро ощутил запах гнили, он вызвал меню, выбрал опцию «продолжить», и вернулся обратно в фильм, но не на то место, откуда он ушёл, N проскочил на пять минут вперёд, и вот это уже настораживало, XYZ не справлялся с контролем времени, N скомандовал на полчаса вперёд и оказался в кабине грузовика, на пассажирском сидении, крупные капли пота на лице водителя говорили о серьёзности ситуации, грузовик шёл на предельной скорости по хайвею, разбрасывая в стороны автомобили, словно то были консервные банки; N глянул в окно и тут же пригнулся, осколки стекол брызнули, осыпав N и водителя, водитель чертыхнулся, бросил руль вправо, смяв красный фургон вместе со стрелявшим из него автоматчиком; N вызвал меню, щелкнул по строке «повтор эпизода», затем «медленно», и вернулся на пару минут назад, вот фургон подкатывает к ним, из окна торчит дуло автомата, из дула медленно вылетают пули, N даёт команду «водитель» и тут же сам оказывается за рулём грузовика, он с удовольствием впечатывает фургон; на крыше грузовика тем временем дерутся, N оказывается рядом с негром в водолазке и черных очках, садится на край, свесив ноги с крыши, грузовик мотает из стороны в сторону, разбитые машины наскакивают одна на другую, переворачиваются в воздухе, рушатся на асфальт, взрываются; запах гари, и звук, да, прекрасный звук, прекрасные стереоэффекты, прекрасный XYZ, ну разве что совсем небольшие сбои, но N знал, на что шёл, N чуть приглушает звуки погони и слышит далёкое пение жаворонка в поле и шумное дыхание негра в водолазке, грузовик несётся, тугой напор встречного потока приятно холодит лицо, и когда негр выживает, а его противник нет, N переносится в начальную сцену, где девушка в чёрном комбинезоне летит спиной в бездну, а над ней летит агент, пули сшибаются на встречных курсах, N решает на секунду почувствовать, что ощущает девушка, в руке у него оказывается пистолет, палец давит на спусковой крючок, пули летят вверх, немного левее агента, N не успевает прицелиться, накатывает тошнота, N всегда боялся высоты, ощущение свободного падения, тошнота, агент стреляет, пули летят мимо, N уже готов перейти в другую сцену, чёрт с ним, с агентом, но меню вдруг заклинивает, N чувствует, как трясёт кадр, снова пошли чёрно-белые полосы, какая-то склейка промелькнула, что-то из детства, из его детства, N с ужасом видит себя сидящим на вершине заброшенной водонапорной башни, рядом с ним сидит его приятель К, который подговорил его забраться на башню, они пришли сюда вопреки запретам, ходили нехорошие слухи, что над башней этой витает древнее проклятие, что духи старых ржавых машин живут в этой башне; отсюда видно весь город, под ногами пропасть, N мутит от высоты и страха, он говорит K чтобы тот ни в коем случае не играл с ним сейчас, ведь можно случайно сорваться, сгнившее железное ограждение висело над бездной, шпиль громоотвода был устремлен в свинцовые облака, и когда N взялся за него, он рассыпался, ржавая труха пахла смертью, и всё здесь источало смерть, этот последний пролёт, висящий на нескольких уцелевших арматуринах, он тоже источал смерть, когда они шли по нему, он раскачивался, а над их головами зиял провал люка, а в провале ворочались в небе мрачные тучи; К медленно поворачивает голову, и N видит, как из-под его сомкнутых век лезут страшные короткие черви, и запах гнили вновь обрушивается, придавливает, и N вдруг вспоминает, как погиб К, он утонул через два года после того, как они побывали на этой башне; липкий ужас охватывает N, он скребёт пальцами по кирпичной стене, сломанный ноготь, боль, которой не должно быть, N хочет вызвать меню, но меню нет, вместо этого К разлепляет губы и клокочет: «Он… прибли… жа… ет… ся», черви наконец прорывают кожу на запястьях рук и начинают выползать, они бысто ползут к N, N в ужасе дёргает ногами, черви с жирным звуком лопаются, разбрызгивая белесую кашицу, К скрючивается и валится набок, небо темнеет прямо на глазах, нестерпимая вонь оглушает N, его выворачивает прямо на ползущих к нему червей, они шевелятся в зеленоватой луже, N вдруг слышит далёкий гул, он приближается, ближе и ближе, это гудит воздух в глубинах башни, и N слышит шаги, едва различимые шлепки сандалий по ступеням, в проеме появляется мальчик, обычный пацан возраста N, может, младше, он приближается к К боком, коротким приставным шагом, не отрывая глаз от N, и N понимает, что мальчик абсолютно безумен, походка, взгляд, жесты, всё говорило о крайней степени сумасшествия, но это не было обычное сумасшествие, от мальчика веяло потусторонним ветром, будто он был мёртв, или ещё не родился; он показал рукой на червей: «голодные», голос его был тих и нежен, полная противоположность его безумной внешности, он будто жалел мёртвого К; «плохо спрятался, я не виноват», сказал он, сообщая N какую-то информацию, потом он спихнул К с края башни и тот полетел вниз, сразу же скрывшись в бушующих тучах, которые обволокли башню со всех сторон; «ты знаешь, кто я?» спросил мальчик, N долго не мог ничего сказать, в конце концов, он едва мотнул головой, у него от страха пропал голос, мальчик очень внимательно оглядел N, подошёл и присел возле на корточках, «ты должен меня знать», голос его был печален, но твёрд, и тогда N понял, что это его единственный шанс, и он из последних сил, срываясь на шёпот сказал: «ты. из. соседней школы.»; мальчик вдруг улыбнулся, какая-то демоническая радость овладела им, он захохотал, он завизжал и забулькал, закинув голову вверх, и вдруг всё исчезло, и в наступившей темноте N ощутил, как стремительно он падает вниз, вспыхнули лучи прожекторов, высветив его и агента, который все так же летел вслед за N, не прекращая стрелять, и одновременно с тем, как пуля разорвала артерию, пробив навылет шею N, он услышал голос мальчика: «Обознатушки», долетело до гаснущего сознания N слово, и тут же второе отпечаталось на экране, вызвав свист и недовольные выкрики в зале: «перепрятушки».

Это было последнее, что N услышал.


 
2 июня 2003 года

     

Авторы

Сборники

 

© 1999-2022 Студия «Зина дизайн»