ObsЁrver
        Обозрение языковой реальности
   
Евгений Иz  <iz@megalit.org>

Укрблюз (Фобос-remix)

 
     

В 2000 году в Украине проводилось масштабное исследование коллективных страхов и опасений (тревог) у населения. Данные эти, на мой взгляд, могут превосходно характеризовать как само актуальное население страны, так и государство (т.е. то, что в этом государстве происходит). Итак, к фактам.

В ходе исследований выяснено, что наиболее сильную тревогу и страх у жителей Украины вызывают:

Снижение жизненного уровня и обнищание населения — 86% опрошенных;

Химическое и радиационное заражение воздуха, воды, продуктов — 81% опрошенных;

Полное беззаконие — 79% опрошенных;

Массовая безработица — 78% опрошенных;

Массовые эпидемии, распространение СПИДа и др. смертельных болезней — 78% опрошенных;

Криминализация общества — 73% опрошенных;

Коррупция властных структур — 68% опрошенных.

Дальнйшее процентное уменьшение зон страха, связанное с неурожаем и природными катаклизмами, рассматривать особой нужды нет.

Итак, 86% опрошенных, гораздо больше половины населения государства, боятся гипотетической, но как будто реальной картины: всё население Украины сидит в виде нищих на одной гигантской паперти, и нищие эти друг у друга просят подаяния. Причем, почти все эти нищие точно знают, что где-то неподалеку, за их грязными спинами захоронены радиоактивные и иные химические отходы — прямая причина безработицы, эпидемий и прямое следствие беззакония, криминализации и коррупции. Это в общих чертах.

Фобии, естественно, в случае Восточной Европы формируются четвертой властью, носящей нелепое название «сми». Но «сми» Восточной Европы обладают одной особенностью: они-то формируют фобии и аппетиты населения, но все же формируют их по заказу того же населения, ибо восточноевропейские (украинские в частности) «сми» — это то же самое население, кардинально отличающееся от прочих всего лишь уровнем наглости и способом заработка. Восточные «сми» в качестве симулякра четвертой власти не столько влияют на свою аудиторию, сколько жестко идут у нее на поводу.

Но, возвращаясь к фобиям Малороссии, все же легко ужаснуться, насколько страхи населения недалеки от реальности, насколько минимален зазор между тем, чего следут опасаться и тем, к чему уже пришлось адаптироваться. Скорость актуализации тревожных представлений на этих территориях поразительна. В итоге, невзирая ни на какие «сми», можно констатировать, что население Украины имеет склонность коллективно бояться именно тех обществнных негативных тенденций, которые уже начали происходить. То есть, страх вызывает не качественная, но количественная сторона процессов. Что, безусловно, является прямой характеристикой государственной власти и правовой системы. Но это — само собой разумеется.

Можно, конечно, рассматривать Украину как «непуганный заповедник маньяков и извращенцев» (в широком смысле, как это было проартикулировано Графом Хортицей в одной из давних радиотрансляций «Трансильвании»). Однако, нет никаких оснований антропологичски выделять данное территориальное формирование, поскольку под определение «заповедника уродов» в нынешнее время попадают и Татарстан, и Бурятия, и Поволжье с Зауральем, и в общем-то все удаленные от некоей точки абсолютизации регионы «Шиzоидной Руси».

Естественно, что в происходящем виновны все, с кем это происходящее происходит. Неудача всегда заключена в самой неудаче как таковой. Принятый «на ура» капитализм, явно недостаточно понят и осмыслен. Капитализм всегда имеет в виду крайний индивидуализм, сопряженный с радикальным прагматизмом. Демократическая система служит для снятия фаз напряженности между перманентно правым большинством и различными спорадическими меньшинствами. Индивидуализм в постсоветской «Шиzоидной Руси» — зверь невиданный, несвойский, нехарактерный. Население Украины (в данном случае мы говорим конкретно об Украине, но имеем в виду всех прочих «сестер») достаточно жарко и жадно приняло потенциальные миражи капитализма, но, не переставая в подавляющем большинстве быть стадом (если угодно — толпой, хотя толпа — это следующая стадия стада), не вошла в обязательную матрицу индивидуалистического мировосприятия. Почти все социальные фобии из вышеприведенных, кроме криминализации и коррупции — это страхи стада, фобии биологически обобщенного вида; эти страхи имеют предельно экзистенциальный характер и касаются непосредственно выживания вида на жестко ограниченной ареальной площадке («Хохляцкий кегельбан»). Это мешает капитализму на Украине миновать затянувшуюся фазу опасной мутации, и склониться к какой-либо из более успешных моделей: китайской или же болгарской. Гибрид стадности и индивидуализма неосуществим ни как прокет неврастенических украинских властей, ни как идеологически-культурный миф. Призрак этого гибрида с самого своего возникновения стоит на грани исчезновения (см. все вышепривденные социофобии).

Интересно, что одинаковое количество поголовья (78%) опасается и безработицы, и эпидемий/СПИДа. На практике оба эти фактора оказываются сильно связаны. Ну например, взять такой показательный провинциальный город как Стаханов, названный так в честь героя ударно-трудового движения периода генезиса Тяжелых Машин. Угольная промышленность за парой-тройкой точечных исключений пребывает в мощнейшем коллапсе. Доходы населения сокращаются пропорционально численности самого населения, что смело можно называть Новым Экономическим Чудом («НЭЧ»). И вот в безработном Стаханове, как недавно можно было узнать в сводке региональных новостей, на данный момент число зараженных Вирусом Иммунодефицита Человека равно тысяче человек. Кончно, это ничто по сравнению с уровнем ВИЧ-заразившихся в Мехико, Бангкоке и Санкт-Петербурге, но — на самом деле все ровно наоборот. Смотреть нужно не на число инфицированных, а на соотношение этого числа с количеством населения конкретного населенного пункта. Тогда картина делается заметно иной. Для приходящего в упадок Стаханова одна тысяча ВИЧ-зарегистрированных (это число обычно меньше реального) — это практически одна третья часть городского населения (если уже не половина). По информации из сводки новостей (май 2004г) уже четыре человека из обозначенной тысячи скончались, а источником инфицирования в большинстве случаев служит «использование грязных шприцев и половые связи без использования контрацептивов». Стаханов достаточно известен в качестве торчкового города, славного ударным наркоманным движением. Следовательно, обозначенная тысяча человек — в подавляющем случае молодежь. Молодежь явно безработная. А что же делать в безделье, когда совершенно некуда пойти и не на что куда-либо съездить? Естественно — ебаться и колоться. Иначе у молодежи могут взорваться мозги. В Стаханове, очевидно, продвинутая молодежь любит колоться и ебаться в комплексе, сочетая приятное с приятным. Странно только, что практически вся тысяча инфицированных заразилась словно одним и тем же «грязным шприцем», когда именно одноразовые шприцы в круглосуточных аптеках Украины стоят всё ещё копейки. Так что, скорее всего, секс внес свою ВИЧ-лепту в реальное положение дел гораздо большую, чем инъекционный способ введения опиатов и стимуляторов.

79% опрошенных боятся «полного беззакония». Трактовка примечательна: если беззаконие — норма, то полное беззаконие — практически, смерть. На деле ситуация больше напоминает «нипельную систему права», когда для одной стороны (клановой верхушки) закона реально не существует, а для другой стороны (лузерской низушки) закон существует очень конкретно и осязаемо (он стоит на дорогах, ходит однообразными группками по вечерним улицам, совершает санкционированные налеты на мелкие лавочки, совершает важные совещания с клановыми представителями и организованно борется с врагами национального капитала и с незаконным кругооборотом наркотиков).

Очень хотелось бы говорить обо всем этом еще, но чувство омерзительной тошноты заставляет идти блевать в туалет, а затем побыстрее отправляться куда-нибудь в безлюдные природные ландшафты, где еще точно не зарыты радиоактивные с радиопассивными отходы.


 
19 мая 2004 года

     

Авторы

Сборники

 

© 1999-2022 Студия «Зина дизайн»