ObsЁrver
        Обозрение языковой реальности
   
Евгений Иz  <iz@megalit.org>

Крокодилдо — друг Правой Руки

 
     

Я вернулся. Скажем же дружное «нет» интернет-аддикции. Название материала по-прежнему не означает ничего. То есть, оно не более абсурдно, чем вся текущая действительность, складывающаяся из бессмысленной карьеры, неблаговидного выживания и идиотского досуга. Еще сюда добавим сэкс со всеми его маразматическими коннотациями. Получим лицо сразу нескольких поколений: от 18 до 45; еще получим срез реальности, которая не столь и плоха, если убрать с крупного плана (или вообща из кадра) Человека.

Почему я отсутствовал? Потому что жизнь моя была переполнена высоким смыслом и в моем сознании происходила ядерная революция. Это называется теплокоммун-craze. Я ставил в квартире новые трубы отопления, из таких охуительно новелльных материалов. Никто еще не знает, сколько они простоят — это чистый, блять, венчурный бизнес. Словом, менял эти трубы, — они по-русски называются очень выразительно — «стояки». А к ним такие шняги, которые все вокруг называют «цанги», но произносят фрикативное «г», и от этого сочетания «ц», «н» и мягкого хохлоидного «г» можно реально сблевать. Не по-сартровски может стошнить — мы же, взглянем правде в матку, — эстеты. Так вот. Поменял «стояки», подкрасил кое-где, подогнул. Потом что-то «заломало» в этом. Содрал нахуй всю эту ассамблею. Поставил новые стояки и цанги. Новые штуцеры, блять. Заебись. Покрасил, хотя в этом и не было острой нео.. После снова сорвал. Поставил — покрасил. Так прошло все это время. Процесс меня захватил. Клеить обои по сравнению с этим — уже детский лепет. Поэтому: обои, любые обои — это настоящее мещанство (на современном языке можно сказать — ебланство). Шпалеры это тоже близко к удручающему идиотише кунст. Вместо традиционного для 50-х годов бытового босяцкого декорирования все участники «среднего класса» и ниже должны включать свой личный креатив. Теггинг, стекло и все фиды монотипии. Всё, что угодно, но не милые рулоны в пастельных тонах или с уебищными узорчиками, которые уныло совместят смуглые евроремонтники. Пенопластовый потолок, например, и кладбищенская ковка у стены на кухне — это самое то. Главное — не бояться себя. Вернее, главное — себя не испугаться.

Хотел же я совсем о другом. «Убрать с крупного плана (или вообща из кадра) Человека» — это я подходил к теме отечественного кино.

Все уже посмотрели российский блокбабстер «Ночной позор»? Не спрашиваю, как вам фильм — знаю, что не скажете, пока не прочтете отзыв Немзера или не увидите отклики знающих людей в форумах сайтов ФЭПа. Мне фильм «Ночной дозор» даже понравился. Потому что по привычке я ожидал худшего и из чистого эстетского снобизма (а снобизм мне не знаком, и в этом — парадокс ситуации) пошел в кино на сеанс гарантированного маразма. А оно даже хорошо выглядело. И в этом — парадокс ситуации. Что-то произошло с российским кино. Материал, естественно, взят самый ебанутый и отталкивающий. Мистика, силы бобра и козла, ведьминг и кровососация. Не спрашиваю, как вам сюжет — знаю, что не скажете, пока не выскажется международный белый колдун Лонго. Мне сюжет на первую часть из трилогии Лукьяненко кажется полным поносом. Что, Лавкрафт зря трудился, жил и работал? А, ладно… Сюжет для нашего блокбабстерного кино — вещь из неначерченных чертежей будущего. Зато в «Дозоре» арт-хаус изо всех щелей хуячит. И что-то такое, а ля нуар, припорошенный бытовым хай-теком. Одно ясно: оператор (Сергей Трофимов) и монтажная команда (главный Дмитрий Киселев) — молодая и еще не заебанная «мэтрами» когорта. Артхаусный Лукьяненко с его неизбывными педофилическими апологиями — это Нечто. Лагутенко — вампир-парикмахер, Жанна Фриске-«Блестящая» — хтоническая, актер Золотухин — мясник-кровопьяница, Меньшов — воин света, все эти микроскопические и псевдовтороплановые роли с непродуманными развитиями и тупиками сюжета достаточно неплохо мелькают сонмом необязательных анекдотиков вокруг классически-похмельного мущщины-Хабенского (главная если помните ролль). Гоша Куценко, которого нельзя простить за «антикиллеров» и меркантильную авантюру Кончаловского-мл., в «Дозоре» сыграл, кажется, свою самую нелепую роль в жизни. Это надо видеть. Гоша Куценко — ты поступил мужественно (а если отснятого материала с тобой изначально было в пять раз больше, тогда ты поступил неразумно). Не показана драка Гоши с дамой Жанной, видать по политкорректным соображениям (умеют у нас разбрасываться красотой и знаменитостью). Актера Алексея Чадова сняли на уровне психозного «Ералаша» — деконструировав трамплин, построенный Балабановым.

В этом бакблобстере самый прозрачнейший product-placement: деньги дали «Нокиа», «Джинс» и особенно много «Нескафе», это превосходно продемонстрировано. Актуальна и расстановка сил в сюжете: силы света засели в организации «Горсвет», силы тьмы как-то по-теневому, криминально не афишируются, не получают того легаляйзда, который все уже давно увидели и почувствовали в нашей натуре («не в милицейском ли государстве мы живем?»). Хотя, по логике вещей я бы откровенно поместил силы тьмы, допустим, в «Горгаз», ну или сразу в «Газпром». Была бы милая всему среднему классу пелевинщина. Или это слишком тонко?

Фильм, говорят, бьет какие-то рекорды в родном прокате. Диалоги там, что самое дивное, иногда даже веселят своим неглупым абсурдизмом. Это интереснее большей части того, чем кормят публику в провинциальных кинозалах (все эти блевотные молодежные комедии и подростково-даунские хорроры). Но Лукьяненко как основа сюжета в «долгожданно возрождающемся русском кино» — просто пиздец. Мое личное мнение, хотя я и понимаю, отчего именно его взяли для Рассказывания Истории. И понятен Швыдкой, корректно говорящий только, — такое мы будем поддерживать и впредь. Они серьезно говорят о реанимации русской кинокассы, а не о кинематографе — вот что на самом деле. Серьезность продюсера К.Эрнста меня лично тревожит. Он повлиял на качество многих кадров (особенно на редкий синий план с горизонтом, панельной высоткой и фигурой фемины) и наверное на монтаж, но от сиденья в жюри квн-ов так просто не вылечиться. Охлобыстин вон в рясу вошел наглухо, упрятав татуировки в длинные рукава культа. А деньги Минкульта — дадут разве, к примеру, Константину Мурзенко, как вам кажется?

Раньше было так: «В «Советском фото» обещали «ню», а напечатали какую-то хуйню» (мое стихотворение, копирка 2004). Сегодня, не обещая, а сразу печатая все виды сертифицированного «ню», Глобальная Индустрия Досуга удивляет нас какими-то случайными в общем вывертами. Это группа «Ленинград» должна «бесконечно удивлять». Индустрия Досуга же должна бесконечно вычищать карманы у тех, кто склонен к постоянному карманонаполнению. «Ночной дозорро» — странный уродец с красивым тиком лица, гонящий какую-то пургу о добре и зле, а сам пребывающий абсолютно по ту сторону даже представлений о смычке этики и эстетики.

Хорошо совсем в другой стороне. Да, это напитки. Например, сегодня я много пил матэ. И мне очень заебись. Даже откровенно малоудачный и похожий на Марка Захарова фильм Коэнов — там про адвокатов и бракоразводы, Зета-Jones и Клуни — показался забавен. Его я увидел случайно в кофейне, где был включен большой экран, и где я пил швейцарский кофе с шоколадным ароматом. Сезон дождей сменился суховеем. Стояки стоят. Мы живем в абсурдное время, по сравнению с которым все фантазии писателя Беккета — это общее детское место. Но мы не теряем оптимизма, наверное потому что дураки. Или это матэ так действует.


 
29 июля 2004 года

     

Авторы

Сборники

 

© 1999-2022 Студия «Зина дизайн»