ObsЁrver
        Обозрение языковой реальности
   
Александер Аспид

ПРИРОДА СМЕШНОГО ПО ПЕТРОСЯНУ

ПАПУ УКРАЛ ПОРТВЕЙН!

 
     

И ведь многому населению так. Многому населению природа смешного абсолютно по петросяну (или, если угодно, по глубокому петросяну). Людей волнуют выборы в Кентукки, торжество демократии во всём мире, посекундная тарификация, ещё большая польза за те же деньги — да всё что угодно, только бы лишь бы не природа смешного. Но не таков я. Не таков. Ой, не таков (приготовьтесь — в статье ожидается большое количество повторяющихся фраз, обилие однородных членов предложения — мне всеми правдами и неправдами нужно выбить норматив в 7000 знаков (не считая пробелов!) — такова установка Небесной Канцелярии).

Рука бойцов колоть устала и ядрам пролетать мешала…

…Так, или примерно так, озаглавим мы, озаглавлю прежде всего я, первую часть статьи повествующую о природе смешного.

И так, природа смешного интересовала меня всю мою сознательную жизнь, отсмотренные километры кинохроники с участием Яна Арлазорова ждут излияния. Чают высказаться о своей нелёгкой судьбе батальоны КВН-щиков безвестно сгинувшие в пучинах ОРТ, тянут руки обвисшие высыхающими медузами на ДЗОТах «Аншлага» мимы и стэписты, клацая фарфоровыми зубами просят слова юмористы т.н. «старой школы», длинна бород анекдотов коих достреливает до самого последнего ряда (чтобы и покупатели наидешевейших билетов могли отворить врата Волшебного Королевства Юмора)… Обо всём вышеперечисленном — данная статья (Господи ты Боже ты мой, когда уже спрянет 9-ый вал вступительного красноречия и я смогу наконец приступить к теме?!)…

Время удалять камни…

…назвал я, памятуя о медицинской направленности журнала «Микстура», вторую главу своей статьи, ведь по большому счёту во все времена люди смеялись над одним и тем же — упавший человек, или, скажем, человек с разрезанными щеками — Гуимплен и его теперешний аналог Розенбаум (ставший таковым в основном, конечно, благодаря своей сверкающей лысине (а он действительно лыс)). Всё это крайне смешно и по сей день. Да что мы топчемся на историческом пятачке нашей эры?! Бери глубже — уже мамонт наступивший на человека вызывал сокращение диафрагмы (ловко присунутый медицинский термин — прим. автора) древнейших людей. Мне так кажеться. Ну, мне, по крайней мере, смешно. Я сейчас просто лопну со смеху. Вооот… Хотя есть методы рассмешить и попроще. Проиллюстрируем сие нехитрое утверждение примерами из моих же собственных, ставших среди меня классикой, рассказов:

«Было у царя 3 сына и велел он им взять луки и стрелы и пойти, как положено, выстрелить во все стороны с прицелом найти себе невест. Старший сын выстрелил и попал во двор боярыни. Средний сын выстрелил и попал во двор молодой купчихи. Младший сын натянул тетиву, приладил стрелу, выстрелил и попал в человека.»

и

«Шерлок Холмс куда-то запропастился и Ватсон скучал один. От нечего делать он
решил вскрыть письма и конверты пришедшие на имя Холмса. Прикарманив
все денежные переводы, Ватсон сжег улики в камине и сел обедать.
Забежал Шерлок.
-Мне никакой почты не было?
-Нет!
-А что там в камине за конверты догорают?
-А это так, конверты, одним словом там…»

То есть метод заключается в обработке уже готового литературного источника, как то, в первом случае, русская народная сказка о царе и его сыновьях, во втором — английская народная сказка о Шерлоке Холмсе. Приём прост как накладывание рыжей бороды на фотографию японского премьер-министра (возьмём фигуру подальше/понейтральней), а эффекту — вагон и маленькая тележка — все счастливы — и посмеявшийся от души читатель, и прорекламировавший свои рассказы автор статьи.

Юмор — верный спутник от пелёнок до погоста включительно, и чтобы нe оказаться в пункте Б раньше положенного — лучше шагать с ним в ногу. Возьмём молодого, но вместе с тем толстого и кривоногого парня, допустим даже из-за редуцированной нижней челюсти у него при разговоре ниткой стекает на брюки слюна, а скажет он девушке: «Мы рифмуемся с тобой как «диско» с «Сан.Франциско»!» и всё — минутой позже его генетический код выпрыснут, а значит эволюция в его прыщавом лице шагнула на шаг (тафталогия! — прим. редактора) вперёд… Или, скажем, кто из нас не дарил своей владеющей двухкомнатной квартирой бабушке кассету с комедийным видеофильмом «Смерть ей к лицу…»? Или, решив как следует провеселить начальника не сооружал на голове импровизированную чалму из купленных в магазине приколов собачьих, извиняюсь, экскрементов?

Осень Патриарха.

Старение юмориста трудно признать красивым… Брезгливо кривящиеся губы зрителей, ленивые хлопки, хрустение чипсов в первом ряду, а в провинции — так и посвист, и помидором недоеденным прилететь может… Чёрный хлеб юморизма черствеет прямо в руках, солёным от слёз становится его вкус и уже замечаешь и одышку Хазанова и затравленный взгляд Лиона Измайлова — что уж говорить о болезненной худобе юмориста Коклюшкина… О ней и говорить то не хочется. Тяжкое, угнётное (солженицизм — прим. автора) время… Время когда разжижению мозга сопутствует повышение компетенции в создании юморесок о простатите, радикулите (юморески обретают келейность) и всё деревенелей плямают по клавишам негнущиеся пальцы аккомпониатора, а артритные ноги вместо исполнения лезгинки исполнены варикоза… А спиртное? Творческие вечера в доме литераторов с последующим вызовом милиции, презентации с вызовом реаниматологов — всё оставляет свою безобразную борозду на здоровье юмориста… Подло помигивает с прилавков ставшее предательски дешевым из-за своей пластмассовой тары пиво… И закономерный результат — согласно данным всё того же «Московского Комсомольца» за август месяц — только Святой Источник и помог Семёну Альтову избавиться таки наконец от проблем с алкоголем. I never knew Semjon had a problem with alcohol. Да добавим сюда то, что не смотря на все задорновские подсказки «Вы сейчас умрётё от смеха!» некоторая маргинальная часть публики/плебса нет нет да и норовит не рассмеяться, промолчать, недоуменно хмыкнуть… А душа юмориста — не больше напёрстка — всякий норовит наплевать, пройтись, скажем, по национальному вопросу. И ведь юморист, он несмеющегося зрителя за километр бачит (украинизм призванный сблизить автора с украиноговорящей аудиоторией — прим. автора) — глаз у юмориста как у орла. И политический нюх, как у собаки. В особенности у некоторых. Не буду говорить у кого (читай «страх у юмориста — как у зайца»). Печальное вытанцовывается петепа — хочется одеться в лохмотья и уйти босиком в Архангельск с рыбным, понимаете ли, обозом.

Камо грядеши?

Уходя — уходи…
(Нодар Думбадзе)

Напомню в предыдущей главе мы с Вами обрисовали ситуацию, ответили на вопрос «Кто виноват?» (виновата, как впрочем и всегда, оказалась можоритарная система выборов), теперь в завершение хочеться написать о том что делать, о целях данной статьи, о её, как бы это политературней выразиться, соли. В дискурсе 21-ого века, когда будующее бросает нам в лицо резиновые перчатки различных вызовов — только успевай от лица отлеплять, первоочередной задачей представляется мне объединение всего юмористического движения в Единый Монолитный Кулак, в Сатирический Фронт. Пусть позабудутся распри, пусть Юрий Гальцев, прекратив на минуту кривляться, протянет мозолистую руку господину Дроботенко (кстати, кто это?) и вместе, плечо об плечо, мы пошагаем туда куда нам укажет наш зритель, наш читатель (предположительно — в закат). И мы сделаем всё, чтобы, пусть не мы, так наши дети — жили в 10-комнатных квартирах с фонтанами и попугаями, чтобы показания электросчётчиков принимали строго в определённые законом сроки, чтобы за каждую шутку о президенте страны юмористу отрезали хотя бы по одному пальцу, а тем, кто не поймёт намёка — вообще начинали бы дарить парное количество цветов.


***


Специально для журнала «Микстура»:
© Александр Аспид 2004
http://kakandokalo.ru


 
16 сентября 2004 года

     

Авторы

Сборники

 

© 1999-2022 Студия «Зина дизайн»